Category: россия

Национальная самоидентификация

Когда человек пишет на русском языке, что ненавидит русских, являясь сам по крови русским или что он стыдится быть русским, объясняя это, например тем, что правительство России делает то, с чем он не согласен, то у этого человека большие проблемы со своей национальной самоидентификацией.

Не смотря на знание русского языка и формальную принадлежность к русскому народу, частью этого народа этот человек уже не является. И тут путь один — отмежеваться от этого народа как можно дальше: например, уехать в другую страну, где по-русски говорить уже будет не надо. Иначе — если добровольно остаться жить среди тех, частью кого ты быть не хочешь, то это всё закончится очень печально. Ненависть разъедает не только Душу, но и тело.

Для человека у которого с национальной самоидентификацией всё нормально любое попрание его национальности, его национального языка вызывает одну реакцию — как минимум недружелюбную, а как максимум враждебную. Это такой критерий на свой-чужой.

Почему русские не приняли украинский майдан? Потому, что первым законом майдана стал закон, ущемляющий русский язык. Для украинской самоидентификации это хорошо, а для русской — нет.

Почему русские поддержали присоединение Крыма к России? Потому, что Крым русскоязычный и там живут русские люди, которые хотят быть со своим народом. Для русского человека это очень веская причина поддержать своих, особенно учитывая гонения на русский язык на Украине.

Почему люди, говорящие по-русски, поддержали майдан? Потому, что они не хотят жить среди русских и они либо не живут в России, либо уже покинули Россию, либо собираются её покинуть в очень скором времени. Русские для них чужды, они их не понимают и сами себя в глубине души к ним не относят. Они при этом могут быть хорошими людьми в общечеловеческом понимании, но они не русские.

Вот так вот всё просто и сложно одновременно.

Согласно статистике, мои рассылки читают 20 000 русскоязычных жителей Украины, я не знаю русские они или украинцы. Но это знают они — какой национальный язык для них родной, такой национальности они и принадлежат.

Украину сейчас делят по национальному признаку. В основу дележа положен язык. Часть русскоязычной территории Украина в этой делёжке уже потеряла. Вполне возможно, что потеряет ещё часть, но это плата за то, чтобы стать национальным государством с украинским языком в качестве единственного государственного. Украинцы считают уход территорий предательством интересов Украины, но в той ситуации, что сейчас есть — это плата — самое малое чем Украина может расплатиться за свою национальную самоидентификацию.

Если бы новые власти взяли в основу своего правления какой-то иной признак, не национальный, то отделения Крыма там никогда бы не произошло.

Запись опубликована Самооздоровление.ру. You can comment here or there.

promo tanya_morozova march 3, 2017 10:08 108
Buy for 50 tokens
Я рада всем, кто приходит ко мне в ЖЖ с добрыми намерениями. Но так как под "добрыми намерениями" каждый понимает что-то своё, то я ввела ряд правил, которые помогут мне сформулировать то, что под "добрыми намерениями" понимаю я. Итак, 1. У меня в ЖЖ отключена возможность для…

4 времени года

Увидела в одном журнале фотографии одного и того же места, снятые в разное время года. И вспомнила, что тоже хотела сделать нечто подобное.

Однажды, просматривая свою папочку с фотографиями перекрёстков, которые собирала в интернете, я обнаружила несколько фото одного и того же перекрёстка, снятых в разное время. 4 из них я выложила ниже.

Под катом ещё несколько композиций на эту тему

Collapse )
 


ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЭТО НЕ СТРАШНО

Денис Драгунский -  (да, тот самый из Денискиных рассказов) пишет:

На самом деле умирать не страшно, я это понял.
Не вообще, в целом – тут другое – а самый процесс ухода.
Шестого августа я отключался и запросто мог не включиться обратно целых три раза, так что все рассмотрел и почувствовал.
Это просто сон, яркий сон без сюжета, мелькание лиц, фигур, рук. Руки мужские и женские, в перстнях и кольцах, люди бегут вдаль и тянут меня с собою, и я бегу вместе с ними, и всё уходит в сильный оранжевый, чуть зернистый, очень красивый свет-туман, который густеет, темнеет, и превращается в густую искрящуюся тьму.
Вот.
Наверное, страшно, когда тебе сообщают смертельный диагноз. Или когда в тебя целятся из пистолета. Меня два раза грабили на ночной улице – в Нью-Йорке и в Москве. Было страшно – а вдруг ножом ударят?
А так, уходить в оранжевый дым – нет, не страшно.